avangard-pressa.ru

Государство и право в условиях глобализации - Политология

-создание ООН и принятие этой организацией Всеобщая декларации прав человека 1948 года.Провозглашение прав человека.

-крушение колониальной системы.Все гос-ва мира стали суверенными.- развал (крушение) СССР.

Капитализм - мировая система, расширение его границ, его влияние - есть глобализация.

Взаимодействие права, гос-ва с глобализацией:

- попытки внедрить ценности, институты на почве евр.культуры во всем мире. Глобализация - проявляться будет в глубине интеграции прав и культур. Гл-я некий процесс сближения в правовой сфере (в первую очередь). Когда глобализация будет завершена? такого горизонта пока нет!

какие изменения происходят в функциях государства и какова его судьба в условиях глобализации. Здесь можно выделить два аспекта: роль института государства в мировом сообществе и внутри отдельной страны.

Некоторые исследователи делают далеко идущие выводы о неминуемом отмирании национальных государств. Р. О`Брайен в книге «Глобальна финансовая интеграция. Конец географии» пишет: «Нация делается неуместна, хотя она еще и существует. Чем ближе мы подходим к глобальному интегральному целому, тем ближе мы к концу географии» (т.е. государственно-национального деления мира) Это утверждения представляется весьма сомнительным.

Не менее важные изменения происходят в функциях государства внутри страны. В условиях глобализации общество испытывает возрастающие перегрузки, вызываемые ослаблением или разрывом традиционных экономических и социальных связей, Социальным расслоением, межэтническими и межконфессиональными конфликтами. Отсюда – усиление исторической роли государства как гаранта социальной стабильности, призванного обеспечивать прежде всего необходимую помощь наиболее нуждающимся категориям населения и защищать общество от волны насилия, преступности и террора, приобретающего глобальные масштабы.

В юридической научной литературе верно по этому поводу отмечалось, что «глобализация оказывает существенное влияние на трансформацию, изменения и модернизацию государственно-правовых институтов, норм и отношений на всемирном, макрорегиональном и внутригосударственном уровнях, стимулирует, ускоряет и обновляет процессы универсализации в области права».

Государство в процессе глобализации. Обострение кризисных ситуаций по мере развития глобализации выдвигает на первый план проблему регулирования стихийных процессов в целях адаптации человечества к новым условиям существования. Решающее значение здесь приобретают силы, способные контролировать стихийные процессы и вносить в них элементы упорядоченности и целенаправленности. Сложность проблемы в том, что ее решение требует не просто распределения власти между указанными институтами, но – в связи с изменением общественных ценностей и приоритетов – трансформация самих этих институтов. Наибольшее внимание политологов и экономистов привлекает в настоящее время вопрос о том, какие изменения происходят в функциях государства и какова его судьба в условиях глобализации. Здесь можно выделить два аспекта: роль института государства в мировом сообществе и внутри отдельной страны. В отношении первого преобладает мнение, что интеграционные процессы в экономике, глобализация финансового рынка ведет к «стиранию» государственных границ, к ослаблению государственного суверенитета в финансовой сфере. Частный капитал имеет больше ресурсов, чем центральные банки даже таких стран, как США. Некоторые исследователи делают далеко идущие выводы о неминуемом отмирании национальных государств. Р. О`Брайен в книге «Глобальная финансовая интеграция. Конец географии» пишет: «Нация делается неуместна, хотя она еще и существует. Чем ближе мы подходим к глобальному интегральному целому, тем ближе мы к концу географии» (т.е. государственно-национального деления мира) Это утверждения представляется весьма сомнительным. Стихийные процессы глобализации не превращают мировую экономику в интегральное целое, а наоборот усиливают её диспропорцию. Увеличивается контраст между высокоразвитым центром, в котором проживает 1/6 населения, и периферией, сосредоточивающей основную массу жителей нашей планеты. Складывающаяся архитектоника мировой экономике крайне не стабильна и чревата большими потрясеньями не только для стран периферии, но и для центра, т.к. мировая валютно–финансовая сфера превратилась в единую систему и обвал одного из её звеньев тяжело отражается на остальных. Несмотря на возросшее могущество и относительную независимость от государства крупнейших субъектов рынка – олигопольных структур, последние не в состоянии регулировать стихийные процессы мирового рынка, приобретающие все более непредсказуемый характер, и вынуждены опираться на институт государства. Роль этого института в выработке и проведении мирового рынка на международном уровне усиливается. Это находит выражения в активизации попыток совместного регулирования мирового финансового рынка странами «семерки». Речь идет прежде всего о стремлении выработать общие правовые нормы, в рамках которых можно было бы контролировать функционирование финансовых структур. Имеет место активизация действий правительств и центральных банков, направленная на координацию валютно-кредитной и общеэкономической политики в условиях финансового кризиса. Центральные банки выступают в качестве кредиторов в последней инстанции, пытаясь обеспечивать ликвидность финансовой системы путем поддержки частных банков и других кредитных институтов. Важным рычагом проведения согласованной политике на мировом финансовом рынке является международные финансовые организации – МВФ и Мировой банк. В тоже время события последних лет показывают, что существующих инструментов регулирования мирового финансового рынка явно недостаточно. Отсюда – лихорадочные поиски новых идей и концепций. Среди них – предложение британского премьера Т. Блэра о создании новой бреттон-вудской валютной системы, предложение канцлера ФРГ Г. Шредера о «целевых зонах», в рамках которых определились бы курсы основных мировых валют. Выдвигаются и более смелые идеи о создании единой мировой валютной системы и мирового центрального банка. Наиболее продвинутым здесь оказался Европейский союз, в рамках которого не только создалась единая валютная система, но и заложены основы гармонизации финансовой и, в более широком плане, экономической политике государств – членов Союза. Создаются структуры управления нового регионального объединения, берущие на себя ряд функций правительств входящих в него стран. По существу закладываются основы будущего федеративного государства. В основу концепции европейской интеграции положен принцип субсидиарности (дополнительности), предусматривающий многоуровневую систему принятия решений. Всего выделяется четыре уровня: коммунальный, региональный, национальный и наднациональный. При этом решение каждой конкретной проблемы относится к компетенции той власти, которая обеспечивает ее оптимальное решение. Интеграция сочетается федерализацией. Так проявляется тенденция к перенесению части государственных функций по регулированию валютно-финансовой сферы на надгосударственный уровень. Помимо этого, развитие процессов глобализации подталкивает государства ко все большей координации их политике в области правового регулирования информационного пространства, экологии, борьбы с терроризмом, наркобизнесом и преступностью. Такая координация, не ослабляя внешнеполитическую роль современного государства, требует усиления той стороны института государственной власти, которая связана с международным сотрудничеством и развитием. Не менее важные изменения происходят в функциях государства внутри страны. В условиях глобализации общество испытывает возрастающие перегрузки, вызываемые ослаблением или разрывом традиционных экономических и социальных связей, Социальным расслоением, межэтническими и межконфессиональными конфликтами. Отсюда – усиление исторической роли государства как гаранта социальной стабильности, призванного обеспечивать прежде всего необходимую помощь наиболее нуждающимся категориям населения и защищать общество от волны насилия, преступности и террора, приобретающего глобальные масштабы. Особую сложность представляет вопрос о возможностях и эффективности вмешательства государства в экономику в условиях глобализации. Для раскрытия этих закономерностей уместно использовать системный подход. В соответствии с ним общество – сложнейшая саморазвивающаяся система, основанная на богатстве и разнообразии связей, объединяющих ее членов, на общности культуры и норм поведения, моральных норм и духовных ценностей, без которых она не может прогрессировать. Глобализация ведет к резкому усложнению внешних, по отношению к обществу как системе, условий существования. В связи с этим ведущие в экономическом отношении страны вынуждены корректировать свою экономическую (в частности – промышленную) политику. Ее задачей все больше становится создание оптимальных условий для инновационного развития своей страны. Промышленная политика, ориентированная на стимулирование инноваций, невозможна без соответствующей социальной политике, направленной на развитие главного ресурса экономики – человека. Отсюда – значительное увеличение во всех экономически передовых странах затрат на образование, здравоохранение, социальное обеспечение. Общее увеличение роли государства в экономике находит выражение в динамики доли государства в ВВП. Если до Второй мировой войны в развитых странах она составляла в среднем 20%, то к середине 90-х годов – 47%. Отличительной особенностью оптимальной стратегии государства в условиях глобализации является то, что оно не подминает под себя общество, а все более тесно кооперируется с ним, делегируя часть своих полномочий местному самоуправлению и организациям гражданского общества. Тесное сотрудничество государственных органов с профсоюзами, ассоциациями предпринимателей, экологистами, другими общественными организациями позволяет консолидировать общество, активизировать творческие силы нации на самом низовом и массовом уровне, адекватно подходить к решению обостряющихся социальных проблем, эффективно контролировать действия бюрократического аппарата и бороться с коррупцией. Это позволяет говорить о наметившейся тенденции к социализации государства в ответ на вызов глобализации, что является предпосылкой успешной интеграции национального общества в мировое сообщество. Парадокс глобализации в том, что чем богаче и крепче внутренние связи общества, чем выше степень его экономической и социальной консолидации и чем полнее реализуются его внутренние ресурсы, тем успешнее оно способно использовать преимущества интеграционных связей и адаптироваться к условиям глобального При этом процесс воздействия глобализации на право в самом широком, общетеоретическом и методологическом плане отличается такими особенностями и чертами, как: а) разносторонность влияния на право и системность его воздействия, обусловленные самой природой глобализации «как системной интеграции идей, принципов, связей и отношений»; б) фундаментальный и вместе с тем (в потенциальном плане) весьма радикальный характер влияния глобализации на право и на процесс развития его теории. В связи с этим далеко не случайно западные исследователи данной материи обращают внимание на потенциальную возможность и даже неизбежность наступления «фундаментальных изменений» как в самом праве, так и «в его современной теории», указывают на необходимость применения «плюралистического подхода» к процессу познания современного права и разработки его теории; в) большое разнообразие путей и форм воздействия глобализации на право и его теорию, результатом которых является интернационализация права, выступающая в виде его рецепции, гармонизации и унификации2; г) прямое и косвенное (в основном через экономику и политику) воздействие процесса глобализации не только на национальное (внутригосударственное), но и на международное право – на его характер, источники, содержание, «механизм действия»; д) наличие определенных пределов воздействия процесса глобализации на право, результатом которого, по мнению исследователей, является образование так называемого метаправа, воспринимаемого как «закономерная и завершающая цикл правового развития фаза эволюции права, раскрывающая на планетарном и космическом уровнях глубинную природу и масштабы права».рынка.

Наряду с названными особенностями воздействия процесса глобализации в целом на право, на его отдельные институты и на теорию права в реальной жизни имеют место и другие особенности, в той или иной мере соотносящиеся с ними. они в значительной мере отражают современную социально-экономическую и политическую реальность, сложившуюся к настоящему времени в мире, а также фокусируют внимание на тех проблемах и трудностях, которые связаны с «приспособлением» права к современным реалиям, порожденным самой глобализацией.

Какие существуют пути и формы влияния процесса глобализации на право? В каких направлениях глобализация воздействует на право? Отвечая на эти и другие им подобные вопросы, западные авторы, занимающиеся исследованием проблем глобализации, выделяют как минимум три основных направления ее воздействия на право, а вместе с тем на его теорию и методологию его познания.

Первое из этих направлений связывается с воздействием глобализации на характер отношений друг с другом национальных правовых систем, которые в силу их тесной связи и взаимодействия в настоящее время «уже недостаточно исследовать каждую в отдельности, а необходимо рассматривать их в общей системе». Прежние теории, исходящие из «самодостаточности внутригосударственного права» и направленности международного публичного права на регулирование только внешних связей, возникающих между различными государствами, «в настоящее время, по мнению авторов, весьма существенно расходятся с реальной действительностью».

Второе направление воздействия глобализации на право и на его теорию ассоциируется, по мнению западных исследователей – специалистов в области англосаксонского права, преимущественно с изменением главного направления развития данной правовой семьи, которое все больше фокусируется вместо проблем внутреннего правопорядка на проблемах мирового (глобального) правопорядка5.

Наконец, третье направление связывается с воздействием глобализации не столько на право как явление, сколько на его теорию и соответствующую методологию. При этом авторы не без оснований исходят из того, что под влиянием процесса глобализации с неизбежностью будут «видоизменяться» старые правовые теории и возникать новые «правовые модели», в основу которых будет «заложена» новая правовая культура, идеология, а также новая методология познания окружающей человека правовой среды.

Между тем процесс глобализации с неизбежностью затрагивает не только внешние аспекты правовой материи, но и само ее внутреннее содержание, формы ее организации и проявления, а также ее социальную суть. Нет сомнения в том, что глобализация оказывает значительное влияние на «внешний облик» права и на характер отношений, существующих как между различными правовыми системами, так и между правовыми семьями. Однако бесспорно и то, что глобализация одновременно воздействует и на внутренние процессы, происходящие в праве.

Во-первых, глобализация влияет на изменение сущности права как феномена, все более активно проявляющегося в качестве регулятора общественных отношений не только на национальном, но и на надгосударственном, глобальном уровне – на уровне отношений транснациональных корпораций, международных банков, межгосударственных объединений и огромного количества самых различных неправительственных организаций. по мере развития глобализационных процессов в определенной мере изменяется социальная сущность как национального, так и международного права.

Так, если традиционно для отечественной юридической науки советского периода сущность права воспринималась исключительно в классовом ключе с точки зрения выражения, защиты и закрепления интересов господствующих классов, то на современном этапе развития Российского государства и права она трактуется в более широком смысле, а именно: не только как выражение классовых, но и иных, в частности общечеловеческих, интересов.

Аналогичные процессы трансформации сущности, обусловленные глобализацией и изменением соотношения в окружающем мире социально-экономических, политических и иных сил, проходят не только в национальном, но и в международном праве.

Свидетельством тому может служить, в частности, то обстоятельство, что если раньше, в условиях двуполярности мира, социальная сущность международного права предопределялась согласованием воль различных государств и «частично» воль других субъектов международного права, «регулирующих определенные общественные отношения»10, то в настоящее время, в условиях глобализации и однополярности мира, когда интересы и воля одной страны – США – субъекта международного права временно доминируют над интересами других государств – субъектов международно-правовых отношений, сущность международного права в ряде случаев обусловливается в значительной мере не только и даже не столько согласованием воль, сколько доминированием воли и интересов одного государства над другими11.

«Цель проталкивания идей глобализации в международную практику государств, – отмечается в связи с этим в научной литературе, – состоит не в том, чтобы объединенными усилиями государств решать стоящие перед человечеством задачи и проблемы, а в том, чтобы навязать большинству государств, в том числе и силовыми методами, линию поведения, выгодную прежде всего США и другим промышленно развитым странам, по таким основополагающим направлениям, как экономика, торговля, сырьевые ресурсы...». глобализация оказывает определенное воздействие не только на сущность права, но и на его содержание, институциональную и функциональную роль, а также на стоящие перед ним цели и задачи, на его назначение.

Разумеется, право независимо от того, как оно понимается и воспринимается в том или ином обществе, как оно отражается и представляется в той или иной очередной теории, всегда было и остается правом. Оно всегда содержало в себе общеобязательные правила поведения, от кого бы они ни исходили и кем бы они ни обеспечивались. Оно всегда выступало в качестве регулятора общественных отношений и обладало многими другими признаками, которыми оно как явление наделялось его исследователями и с помощью которых оно всегда идентифицировалось.

Однако, как известно, право никогда не оставалось неизменным со всеми присущими ему на том или ином этапе развития общества и государства особенностями, а вместе с опосредуемыми им общественными отношениями постоянно изменялось и развивалось. Это касается как сущностной, так и всех других сторон правовой материи, включая ее формально-юридическое, политико-идеологическое, информационное и иное содержание.

На гипотетический вопрос о том, что же меняется в содержании права по мере воздействия на него процессов глобализации, можно дать краткий ответ, заключающийся в том, что национальная компонента во внутригосударственном праве постепенно вытесняется глобальной составляющей и соответственно внутригосударственные правовые стандарты, наполняющие собой формально-юридическое и иное содержание национального права, по мере развития интеграционных процессов последовательно вытесняются надгосударственными, глобальными стандартами.

Главное, чтобы «право как таковое, в целом», по справедливому замечанию западных исследователей, независимо от того, является ли оно локальным (национальным) или глобальным, преобладают ли в нем глобальные стандарты и начала или региональные вместе с национальными (локальными), отвечало бы «интересам и требованиям общества» и в полной мере осуществлялось. В противном случае оно вообще «вряд ли может считаться правом»16. Соответственно правовая система, «хотя бы частично отступившая от этих требований и интересов, вряд ли может считаться в юридическом смысле полноценной»17.

процесс глобализации оказывает определенное влияние не только на сущность, содержание и назначение права, но и на его источники, или формы, права.

Это влияние сказывается на всех уровнях существования правовой материи, а именно на глобальном, региональном и внутригосударственном (национальном). На первых двух уровнях появление и изменение по мере развития общества и государства источников права непосредственно связано в основном с правотворческой деятельностью надгосударственных и межгосударственных институтов, а на национальном уровне, как и раньше, преимущественно с правотворческой активностью государства.

В настоящее время, как свидетельствует общественная практика, наиболее сильному и наиболее заметному воздействию со стороны глобализации подверглись источники регионального и национального права.

глобализация оказывает определенное влияние на процесс правотворчества, правоприменения и правоохранения. При этом речь идет не только и даже не столько о технико-юридической и «технологической», сколько об институциональной стороне вопроса, о более широком вовлечении в правотворческую, правоприменительную и правоохранительную деятельность наряду с национальными государственными институтами также межнациональных, надгосударственных и региональных институтов.

Рассматривая современный глобальный мир в различных измерениях, таких, в частности, как политическое, экономическое, цивилизационное, правовое и др., нетрудно заметить, что в каждом из них по мере развития процессов глобализации и регионализации происходят весьма заметные сдвиги как в функциональном, так и в институциональном плане.

Это проявляется, в частности, в том, что наряду с новыми функциями и целевыми установками на глобальном и региональном уровнях появляются новые субъекты экономических, политических, правовых и иных отношений, новые субъекты в сферах правотворчества, правоприменения, а также в сфере правоохранительной деятельности. Это не только ООН, ЮНЕСКО и другие им подобные институты, сформировавшиеся в послевоенный период. К такого рода субъектам следует отнести также международные фонды типа МВФ, международные банки, международные суды наподобие Гаагского суда, правоохранительные институты типа Интерпола, транснациональные корпорации и другие межгосударственные и надгосударственные организации.

Тем не менее все они, имея в виду объективность и нарастающий характер воздействия глобализации на право, заслуживают особого внимания и отдельного всестороннего изучения.

Причем речь идет не только об изменениях, происходящих под воздействием процесса глобализации в самом праве как явлении, но также и в его теории. Ведь вполне понятно и естественно, что любые сколько-нибудь заметные изменения в праве не могут соответствующим образом не отразиться и на его теории. Как, впрочем, и наоборот: научная, адекватно отражающая действительность теория не может соответствующим образом не отразиться на самом праве.

В силу этого, рассматривая те или иные направления воздействия процесса глобализации на право, нельзя не учитывать вместе с тем и его влияние на теорию права. Причем речь идет не только о частных теориях, касающихся отдельных институтов или отраслей права, но и о теории права в целом.

Следует согласиться в принципе с мнением, высказанным в отечественной литературе, о том, что «в основе глобализации права лежит разделяемая почти повсеместно идея права как наиболее эффективного средства достижения социальных идеалов»19.

Таким образом, когда в основу той или иной правовой теории «закладывается» определенный идеал, который к тому же, как правило, декларируется в качестве всеобщего, и соответственно правовая теория представляется в виде средства достижения этого идеала, следует иметь в виду, что такого рода декларации всегда были и остаются не чем иным, как только декларациями.

Независимо от того, идет ли речь о традиционных правовых концепциях или о новейших теоретических разработках в области права, в основе их всегда лежали и остаются лежать не только и даже не столько абстрактная социальная справедливость и социальный идеал, сколько вполне определенные социальные цели и вполне конкретные социально-классовые, групповые (клановые), олигархические и тому подобные интересы.

Данное положение, как представляется, в полной мере касается как национального права и отражающих его теорий, так и формирующегося по мере развития глобализации наднационального права и соответствующих ему теорий.

Разумеется, в политико-идеологическом плане глобальное право (метаправо) и формирующаяся на его основе теория могут представляться в виде эталонов справедливости и наиболее эффективных средств достижения социальных идеалов. Однако изменятся ли в результате этого наряду с их имиджем суть и содержание данных феноменов? Сомнительно.

В западной юридической литературе в последние годы в связи с воздействием глобализации на право и на его теорию довольно много говорится о необходимости использования плюралистического подхода к познанию тех «фундаментальных» изменений, которые с неизбежностью произойдут в самом праве и его теории «на разных уровнях их сложности и всеобщности».

Звучат призывы к более широкому и более активному использованию при этом вместо традиционной концепции «жесткого позитивизма» вновь формируемой теории так называемого мягкого позитивизма, включающего в себя наряду с положениями позитивного права «определенный минимум» элементов естественного права.

Развиваются идеи о формировании на базе трансформированного национального и международного права всеохватывающего глобального права (метаправа) и недопущении при этом, особенно в договорном праве, «использования моральной фразеологии»22, ведущей к «опасному смешению» права и морали и – как следствие – к «неразберихе» в сфере нормативного регулирования и падению эффективности права. Правовая система, поясняется при этом, «должна действовать как математическая система».

Суть же вопроса, касающегося влияния процесса глобализации на право и на его теорию, заключается, как представляется, не только и даже не столько в том, как будут формироваться и каким образом будут развиваться глобальное право и его теория, сколько в том, какими по своей социальной природе и назначению будут это право и его теория, какие цели они будут преследовать и интересы каких слоев мирового сообщества они будут в первую очередь обслуживать. Именно эти жизненно важные, реальные, а не сугубо формальные аспекты права и его теории должны выступать на первый план в процессе познания данных феноменов, равно как и основных направлений воздействия на них процессов глобализации и регионализации.

Понятие и признаки права

Право— это система общеобязательных, формально опред норм, установленных и обеспечиваемых гос-ом, в которых отражены существующие в обществе общ-ые отн-ия и интересы субъектов и которые регулируют поведение людей.Единого понимания права в науке ещё не выработано. Все зависит от эпохи и культуры. -право может быть объективным (совокупность всех защищаемых государством правовых положений, законный порядок жизни) и субъективным (конкретное проявление абстрактных правил в конкретном правомочии личности).Мальцев: Юридическая мысль обречена на бесконечный поиск определения права Определение права по форме не содержит субъективного содержания, а потому более объективно. НЕ ясно достоверно до сих пор – есть ли право первооснова государства, или государство – первооснова права. Советское время: Право – это выражение народного духа. Право в узком смысле – это совокупность норм, обеспеченных государственным принуждением. В широком смысле в понятие права включались и правосознание, и правоотношения и правовые принципы. Некоторые учёные твёрдо стоят на том, что возможно выработать единое общее определение права, но тут же оговариваются о том, что такое возможно в рамках нормативного подхода. 1.Нормативный подход. 1. Право и закон - тождественные понятия. 2. Право представляет собой иерархическую систему норм. 3. Государственные интересы доминируют над личностными. Недостатки: 1. Формальная сторона (право понимается лишь как существующие в данный момент законы) 2. Преувеличенная роль государства. Таким образом, право (нормативный подход) - это система общеобязательных, формально-определённых норм, исходящих от государства, им охраняемых и регулирующих общественные отношения. 2. Классово-волевой подход (марксистский). Право возведённое в закон - воля господствующего класса. Достоинства: 1. Зависимость права от экономики. 2. Связь государства и права. Недостатки: 1. Преувеличенная роль классового фактора. 2. Неясность с вопросом, что же такое воля класса? 3. Социологический. Право (социологический подход) - это те нормы, которые складываются и развиваются в самом обществе, государство их не создаёт, а лишь "открывает". Закон только сосуд, наполняют его общественные отношения. 4. Психологический. Под правом понимается сознание людей, эмоции восприятия правовых требований адресатами права, другими словами - правосознание, лишь в "головах людей право живёт и существует". Этот подход переводит существования права в психическую сферу. 5. Философский. Право (философский подход) - это система естественных, неотъемлемых прав, существующих независимо от воли государства. Этот подход весьма верно разграничивает такие понятия, как "естественные права" и "закон". 6. Исторический. Право имеет самоорганизующий характер, возникает со временем, в естественно сложившихся условиях. 7. Интегративный. Подразумевает объединение всех выше упомянутых подходов. Но надо отметить, что нельзя вот так просто взять и объединить качества всех подходов, в системе они обретают совершенно иное значение и сумму. 8. Либертарно-юридический (Нерсесянц). Право–это нормативное выражение принципов формального равенства. П. – равные для всех нормы свободы и справедливости. Ульпиан: прежде всего надо помнить, что право произошло от (justitia), что значит справедливость, искусство добра. Наличие множества определений права говорит о богатстве государственно-правовой мысли. Право - это обусловленная природой человека и общества и выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определённость в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения.

Признаки: Характерно и типично для права:1. Общеобязательность. Право явл единственной системой общ норм, которая обязательна для всего населения, проживающего на территории опред гос-ва. 2. Формальная определенность правовые нормы являются не просто идеями и мыслями, а представляют собой строгую реальность, воплощенную в правовых актах. Формализм права определяется порядком создания законов, их изменением, отменой, что действительно «работает» на стабилизацию общества, на точность применения, исполнения, соблюдения и использования правил поведения.3. Системность. Ни одна правовая нормы не регулирует общественные отношения самостоятельно, все правовые нормы логически неразрывны, взаимосвязаны и соподчинены, они вытекают друг из друга, образуя целостную систему, называемую системой законодательства. 4. Гарантированность и обеспеченность исполнения принудительной силой гос-ва-поддержке требований права гос-ом. Если предписания не исполняются добровольно, государство принимает необходимые меры для их воплощения: компетентные государственные органы применяют меры юридической ответственности (уголовной, административной) 5. Многократность применения Юр нормы обладают определенной неисчерпаемостью, их применение рассчитано на неограниченное количество случаев(Конституции США 1787 до сих пор успешно регулируют правовые отношения в этой индустриально-развитой стране) 6. Справедливость содержания юр норм Право признано выражать общую и индивидуальную волю граждан, утверждать господство принципов справедливости в обществе — в этом заключается его главное предназначение.7. Нормативность Право состоит из норм, т. е. правил поведения общего характера, адресованных персонально неопред кругу лиц, попадающих в ситуацию, регулируемыми данными нормами. 8.Процедурность. Право как система норм включает в себя четкие процедуры создания, применения, защиты. Процедурные правила, процессуальный порядок - характерный признак права, определяющий его связь с государственным аппаратом, прежде всего со специализированными органами - судом, полицией и т.п. Муромцев:Начитки:

Право это один из социальных регуляторов (наряду с моралью, религией) - инструмент регулирования общ.отношений.Соц регулятор неразрывно связан с госуд-ом (как отмечается в литературе) право возрастает из понимания мира. Право искали применительно к каждому случаю.

-Общеобязательность норм. (не всегда общеоб-ть обеспечивается гос-вом). - неотъемлемый признак права. - Нормативность. некий комплекс правил поведения (норм).-Системность (структурность) - моральная поддержка большинства (Петражицкий), т.е. правосознание, правопонимание.