avangard-pressa.ru

Используйте только настоящее время. - Логика

Даже если образ уже исчез, никогда не говорите: «Я видел то-то и то-то». Всегда стройте свою фразу: «Я вижу...» или «Я смотрю на...». Используйте только настоящее время!

Обратная связь.

Поток образов обладает свойством самоусиления. Практически любой стимул может пробудить поток образов, но, начиная с этого момента, только ваше словесное описание поддерживает его дальнейшее течение. Иначе говоря, чем больше вы описываете, тем больше образов получаете. Ваш монолог формирует цикл обратной связи. Он не только следует за потоком образов, но в то же время и создает его.

Описывайте мысленные образы вслух, пользуйтесь магнитофоном или рассказывайте кому-то. В процессе описания следите за собственной реакцией. Эффективность данного процесса пропорциональна количеству подсознательных мыслей в фокусе внимания, которые благодаря обратной связи переходят на уровень сознания.

Именно поэтому некоторое сочинительство вполне допустимо. Это законная часть творческого процесса, которая обеспечивает обратную связь с подсознанием и взаимодействует с вашим воображением. Подобно вдохновению художника или поэта, ваше словесное творчество руководствуется подсознанием, несмотря на то, что подчиняется сознательной воле. Аналогично использование настоящего времени гарантирует обратную связь для потока образов, делая его более продолжительным и непосредственным.

Попробуйте снова погрузиться в поток образов и описать увиденное в настоящем. Проследите за тем, какие это вызовет последствия, насколько четче и живее станут образы.

Ищите свой путь.

Еще в 60-е годы ученые начали использовать биологическую обратную связь для того, чтобы обучить людей контролю над своим телом по системе йогов. Испытуемые часами просматривали записи своих кардиограмм или температуры тела, стремясь по своей воле изменить показания. К немалому изумлению экспериментаторов, участвующие в эксперименте люди довольно быстро освоили умение контролировать частоту пульса, температуру тела и прочие, казалось бы, совершенно неподвластные функции.

Сейчас аналогичный принцип применяется для создания так называемых «машин с мозговым приводом». Люди успешно играют в компьютерные игры и работают с программами, используя только лишь импульсы мозга, которые передаются через электроды, прикрепленные на коже головы. Они сами не могут объяснить, как им удается столь тонко манипулировать своими мозговыми сигналами. «Это похоже на нащупывание верного пути», — говорят они. Такое чувство может развиться только как реакция на обратную связь. Вот вы подумали — и компьютер отреагировал на это, вы подумали иначе — и компьютер отреагировал по-новому. Методом проб и ошибок вы со временем начинаете понимать, как работает система.

Опыт работы с потоком образов накапливается точно так же. На практике вы констатируете, что некоторые образы более четкие и живучие, чем другие. По какой-то причине, которую, видимо, нельзя объяснить простым совпадением, именно эти образы оказываются более красивыми и восхитительными. Пусть вами руководит инстинкт. Позвольте себе плыть вместе с потоком. Держитесь за образ как можно дольше. Его привлекательность взаимодействует с вашим вниманием в мощном цикле обратной связи, усиливая тем самым способность генерировать другие мысленные образы.

Принципы описания.

Упомянутый феномен можно свести к трем принципам описания:

1. Когда вы описываете реальный или воображаемый объект, вы одновременно наблюдаете его. В процессе описания ваше внимание фокусируется таким образом, что восприятие становится все более детальным.

2. Описание образа вслух слушателю или запись рассказа на магнитофон есть самый лучший способ вызвать эффект «дополнительного открытия».

3. Чем более чувственным и менее абстрактным будет ваше описание, тем сильнее окажется эффект, особенно когда вы обрисовываете сложные или отвлеченные ситуации (в отличие от конкретных).

Позднее мы вернемся к этим принципам. Пока же достаточно будет сказать, что они лежат в основе не только метода просмотра образов, но и самого явления гениальности.

Поток сознания.

Когда вы работаете с образами, не забывайте, что вам необходимо достигнуть праздника совершенно спонтанного, раскованного воображения, подобного тому потоку сознания, который поощряют у своих пациентов психоаналитики. На определенном этапе занятий вам уже не придется прилагать усилия для вызова образов. Напротив, вы будете удивлены их изобилием, их поразительной четкостью, неожиданной и фантастической природой. Именно тогда вы можете быть уверены, что приступили к просмотру потока образов.

Типичный поток образов.

По моему предложению мой соавтор Ричард По в качестве примера записал свой поток образов. Ссылки Ричарда на отправной пункт и момент «Ага!» относятся к способам решения проблем, к которым мы обратимся в следующих главах. Предлагаем вашему вниманию эту запись в первородном виде — неотредактированную и без сокращений, что даст вам некоторое представление об описательном монологе.

Я вижу какой-то рисунок из зеленовато-желтых расплывчатых точек вроде крапин ягуара или гепарда, разбросанных на черном фоне, мерцающих, я приближаюсь к ним, и они растут. Я наплываю на эти точки — они становятся больше, между ними черное пространство, и я вижу, что это мех ягуара. Я могу протянуть руку и потрогать его, я чувствую, что он гладкий на ощупь. Я вижу голову гепарда. На самом деле это гепард, а не ягуар. Это пятна гепарда. Он поворачивается ко мне, и я могу притронуться к его голове. Я трогаю его уши и чувствую их податливость, они словно резиновые; я чувствую, что из его рта капает слюна, когда я глажу его по голове, и он поворачивается и смотрит на меня, смотрит настороженно, нет, не настороженно, а приветливо, словно я часть его гепардовой семьи, он смотрит на саванну, может быть, высматривает дичь, и мы оба в африканской саванне. Деревья стоят редко. Я вижу водопой, около него зебры, все залито солнечным светом, травянистая степь тянется до горизонта. Я чувствую кожей горячий ветер, я чувствую единение с гепардом. Мы вместе, я не чужой в этой стране, мы оба охотники и осматриваем стада, и я ощущаю дуновения ветра. Очень жарко. Сейчас полдень в тропической Африке, солнце страшно печет. Оно сжигает небо. Я не могу смотреть на него, потому что оно слишком яркое, оно стоит прямо над нами, оно жарит и полыхает. Оно такое яркое, что небо больше не кажется голубым. Оно тошнотворно-желтое... Стоп... пропал контакт, надо остановиться... Ветер и солнце, огромный простор, я оглядываюсь, но не вижу своего «Ага!», не нахожу ответа на свой вопрос. Мой вопрос — как лучше подойти к написанию книги. Я думаю об этом, и небо открывается. Величественная фигура, кажется, это мужчина, нет, не могу понять, мужчина это или женщина, да, это женщина с темными волосами, затянутая в корсаж, волосы причесаны по моде и одежда в стиле итальянского Возрождения. У нее темные волосы. Она похожа на итальянку. Она средних лет. Мне так кажется. Она одна из Борджиа или из другой великой итальянской семьи времен Возрождения, она одна из них — королевской крови или графиня. Она смотрит на меня пронзительными глазами. Я ощущаю веющий от нее запах благовоний, аромат ее волос. Это какой-то простой, старинный, незамысловатый запах вроде ладана, что-то, что могло существовать в те времена. Позади нее комната. Она стоит, раздвигая руками в стороны рваные края неба, а позади затхлая комната. Я вхожу туда, вхожу в комнату, там пахнет плесенью, там очень тепло. Там есть мензурки, фляги, бутылки, печь алхимика — атанор — из кирпича. Там огонь. Становится жарко, меня овевает горячий ветер, я потею, потому что жарко. Было жарко в саванне, жарко и в этой комнате, жарко и тесно, и я смотрю на огонь в атаноре. Я смотрю в самую глубину и вижу дитя, почти эмбрион, свернувшийся в огне, и я знаю, что это рождение чего-то, но что там в огне? Я смотрю на дитя. Чем больше я смотрю, тем больше оно становится похожим на эмбрион. Пот заливает мне лицо, я чувствую, что очищаюсь, что все яды покидают мое тело, я чувствую запах огня. Я чувствую запах горячих кирпичей. Я слышу рев внутри. Я слышу яростную силу огня, заключенную внутри. Когда я смотрю в самый жар, там что-то светится оранжевым светом, сквозь него проносятся лиловые сполохи, и я вижу шар, лиловый шар. Он похож на хрустальный, и я уже решил, что тут не обойдется без отправного пункта, потому что, когда шар взрывается, от него исходит ответ. Шар растет, становится черным и узловатым, в нем что-то бурлит, как в яйце рептилии. Он взрывается, и выходит дракон, нормальный средневековый дракон, черный дракон, с крыльями, он расправляет крылья и летит, летит с земли в космос, в галактику, через солнечную систему, между планетами, а я еду на нем верхом в бескрайний космос...

А если не получаеться?

Надеюсь, что к этому моменту читатели откладывали книгу в сторону хотя бы один раз и пытались погрузиться в поток образов. Не сомневаюсь, что у 30 процентов результат получился мало вдохновляющий. Некоторые наверняка так расстроились, что уже причислили себя к тем, кому вовсе не дано видеть образы. На самом деле таких людей нет. Образы видят все. До 1973 года я сам упорно не верил в свои способности. После усиленного обучения и экспериментов, которые включали элементы самогипноза, я наконец научился вызывать воображаемые картины. Как только мне один раз удалось вызвать поток образов, я довольно быстро стал делать это, что называется, бегло.

Но вам не придется повторять то, через что прошел я. Все плоды моих двадцатилетних исследований содержатся в этой книге. В данной главе я привожу описания наиболее эффективных методик, открытых мною.

Они помогут вам снять все блокировки и запустить поток образов. Поскольку эти методики прекрасно отработаны, все до единого слушатели моих семинаров смогли вызвать у себя желанные видения.

Метод описания пейзажа.

Красота — естественный язык здорового мозга. Ничто столь непосредственно не усиливает образное мышление, как восприятие красоты и чуда.

Начните свой сеанс просмотра образов с воспоминаний о наиболее чарующих пейзажах. Это могут быть лес, журчащий ручей, сад или закат над морем, но обязательно реально существующее место, а не воображаемый пейзаж. Вы должны вспоминать, а не сочинять. Возможно, вы пробудите давно уснувшие воспоминания, казалось, совсем забытые.

По мере того как вы все глубже погружаетесь в описание, ваш ум начнет сам создавать не связанные с этим пейзажем образы. Плывите по течению — выберите один из новых образов и принимайтесь за него.

Метод последействий.

Устремите свой взор на довольно сильный источник света вроде 40–60-ваттной лампы (только не на солнце!) и не отводите глаза примерно в течение полуминуты. Потом закройте и опишите все происходящее с источником света. Как правило, вскоре он начинает менять форму, цвет и положение. Появляются новые образы. Продолжайте описывать все, что видите, и вскоре вы полностью погрузитесь в поток образов. Четкие визуальные шаблоны вроде полос, крапинок, клеток также создают эффект последействий, если вы будете смотреть на них достаточно долго.

Разновидностью этого метода является эффект фосфоризации. Слегка потрите глаза, как засыпающий ребенок, и опишите цвета и фигуры, которые возникают в результате давления ваших пальцев на глазное яблоко.